Вернуться на главную  
Имя: Пароль:

  Помощь
Задайте вопрос специалисту Кадастровой палаты, связанный с государственным кадастром недвижимости.
Специалисты филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» бесплатно ответят на ваш вопрос на форуме экстпертов.

Пишите!

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку «СМИ Экспертов»
Пример рассылки  Архив рассылок
Имя/организация:
Эл. почта:
Да,

  Наши партнеры






Экономика. Финансы. Предпринимательство: Новости: Банки и кредиты: Жизнь финансистов

Банкир мира

Раздел: Жизнь финансистов  15.09.2009


Банкир мира

27 августа, в честь 3-летия Филиала ОАО «Сведбанк» в Калининграде, янтарный край с однодневным визитом посетил Председатель Правления ОАО «Сведбанк» г-н Раймо Вало.

Председатель Правления Сведбанка Раймо Вало – идеальный собеседник для «Банковских Новостей».  Его банковская география: Швеция, Польша, Гонконг, Сингапур, Россия –  позволяет говорить о сегодняшних тенденциях банковской системы в целом, опираясь на  богатый опыт.

Яна Морозова: Г-н Вало, вам довелось на практике сравнить особенности национального банковского дела. Запад – консерватизм традиций Старого Света, Восток – агрессивность новейших технологий. Чья стратегия оказалась более стойкой и дальновидной в условиях глобального кризиса?
Раймо Вало: Я думаю, что на сегодняшний день различия между западной и восточной банковской системой не столь велики, потому что в основе своей они имеют практически одинаковый технический фундамент. При этом, на мой взгляд, банковская система Восточной Европы лучше западноевропейской, т.к. она моложе и более современна. Отсюда и различия стратегий. Западные банки намного старше, более стабильны, а значит, они не хотят меняться. Получается своего рода застой: банку, которому 150 лет, намного сложнее принять и предпринять что-то новое, а это не всегда положительно сказывается на клиентах. Банки Восточной Европы имеют преимущество – за счёт отсутствия предыдущего опыта им легче адаптироваться к изменениям ситуации, они не думают: «В прошлый кризис мы это уже видели, поступим так же». Однако стоить отметить, что контролирующая система в восточноевропейских банках чаще всего значительно жёстче и более бюрократизирована, что усложняет руководству банка возможность менять правила оперативно, как того требует ситуация на рынке. Это безусловный минус. В то время как банковский контроль на Западе более гибкий и совершенный благодаря продолжительной истории, за которую был пройден не один кризис, и каждый приносил необходимый опыт и знания.

Восток (в банковском его понимании) также неоднозначен. Австралия, к примеру, имеет банковскую систему, очень схожую с американской и европейской. В Китае совершенно другая история: строжайший контроль, всё регулируемо, главное –  вход на рынок финансов защищён не только от западных, но и от банков соседних стран. Практика показывает, что самая либеральная в мире банковская атмосфера царит в Гонконге и Сингапуре:  банки максимально дружественно относятся к бизнесу. Основы их экономики строятся на открытости инвестициям, что, естественно, способствует их развитию.  Но! Центральный банк (монетарные власти) и в Гонконге, и в Сингапуре, возможно, самые строгие из всех, что я видел за свою жизнь. А я работал в Гонконге, Сингапуре, Стокгольме, Варшаве, Лондоне, Цюрихе, Хельсинки… Практически везде (смеётся). Так, в Сингапуре о начале аудиторской проверки головным банком своего филиала следует уведомить Центральный банк, который изымает паспорта аудиторов, которые работают в банке до тех пор, пока результаты их проверки не станут удовлетворять требованиям Центрального банка. В противном случае они могут не получить паспорта назад. Небольшой пример, подтверждающий правило. Ведь если система либеральна на уровне исполнителей, ей необходим жёсткий контроль руководящей организации  – это объективная необходимость баланса.


Я. М.: Каким вам видится российский ЦБ в этом контексте?
Р. В.: Я бы сказал, что российский Центральный банк очень профессиональный и очень требовательный. И это хорошо, особенно в условиях кризиса, когда есть Центральный банк, осуществляющий контроль и поддержку  достаточности резервных средств. Я считаю, ваш ЦБ делает  сегодня хорошую работу жёстко и эффективно.


Я. М.: Вы работаете в России с 2004 года. Что можете сказать о сравнительно молодой российской банковской системе? Каковы её слабые и сильные стороны? У вас наверняка  имеется свой взгляд как со стороны, так теперь уже и изнутри.
Р. В.: Если говорить о российской банковской системе в целом, она, на мой взгляд, состоит из трёх разных групп.
Первая группа – сильные государственные банки, которые близки к правительству и выполняют определённую социальную функцию, стараясь помочь экономике с позиции государства. Они находятся в собственной лиге, настолько близкой государству, что выступают в некоторых проектах как его подразделения. Это неправильно, с одной стороны, а с другой – страна такая огромная, что нужны инструменты для контроля и помощи экономике, поэтому я понимаю, почему российское правительство действует так.

Вторая значительная группа – иностранные банки. Они также считаются надёжными, потому что ни один филиал не будет оставлен на произвол судьбы  при возникновении финансовых проблем – материнский банк придёт и поможет. Так и есть, это исторический факт: нигде в мире материнский банк не оставлял без внимания свои подразделения, потому что это грозит крайне негативными последствиями для международной репутации банка. Единственный случай, известный мне, произошёл в начале 70-х годов на Филиппинах, где один американский банк не поддержал своё представительство. Но оно было совсем крохотным, чтобы оказать какое-то влияние на рынок, может быть, о нём просто забыли (смеётся).

Третья группа – региональные (местные) банки, в которую входят и средние, и большие банки. Им сложнее всего в кризисные времена, так как некому поддержать их, когда начинаются проблемы у их акционеров в самом банке, в других направлениях их бизнеса. Поэтому все кризисы, через которые проходила банковская система страны, больнее всего отзывались на региональных банках. Госбанки и «иностранцы» страдают меньше, я бы даже сказал: получают преимущества. У людей больше доверия к этому сегменту системы, потому что у них гарантирована поддержка, они не закроются и не уйдут с рынка. Региональные банки, как правило, остаются наедине со своими трудностями. Я не говорю о нынешней ситуации: в этот раз государство и ЦБ помнят о них. Но всё равно очень ограниченное число этих  банков может получить необходимую государственную поддержку.

 

Раймо ВАЛО,
председатель Правления Сведбанка

 

Таким образом, российская банковская система весьма диверсифицирована: она состоит из трёх очень разнящихся сегментов. И это необычно для мировой практики. Во всех странах, где я работал, существует одна группа, название которой – «банки». Безусловно, внутри этой группы есть разные по размерам и задачам кредитные организации, но отношение властей ко всем участникам системы одинаковое. Думаю, российской банковской системе необходимо время для консолидации, и это обязательно произойдёт. Ведь когда я начинал работать в России  в 2004 году, у вас было 1350 банков,  сегодня, 5 лет спустя, в стране чуть меньше 1000 банков. Замечу, что такая естественная убыль происходила в спокойные времена, без воздействия кризиса: слияния одних банков, прекращение деятельности других. Нестабильность на рынках, конечно, будет только способствовать процессу уменьшения общего количества игроков на рынке.

Преимуществом диверсифицированной российской системы, на мой взгляд, является то, что у вас есть банки для всех людей, то есть для самых разных клиентов. А слабая сторона – у россиян всё ещё нет доверия к банкам. И причина не в банках, это вопрос культуры, так как недолгая история российских банков знает примеры банкротств, когда люди теряли деньги, а вместе с ними и уверенность в надёжности банков.

Ещё одна существенная банковская черта, о которой стоит сказать, – это система контроля, которая разрабатывается в расчёте на лучшие времена. Когда наступают кризисные моменты, система не успевает реагировать так оперативно, как того требует ситуация. Поэтому сейчас все банки ощущают такую системную проблему, как  создание резервов по возможным потерям по кредитам. Резервы очень сильно растут, вымывая капитал. Сама идея создания резервов правильная: когда финансовая ситуация заёмщика ухудшается, мы должны увеличить наши резервы. Но при резком ухудшении состояния экономики большинство заёмщиков попадают в группу риска, и банк по существующему законодательству должен наращивать резервы галопирующими темпами, обескровливая себя. Противоречие заключается в том, что банк бывает абсолютно уверен в возврате своих средств некоторыми заёмщиками (качественная работа службы безопасности банка, длительная история взаимодействия с банком, наличие ликвидных залогов у клиента и т.д.), но, несмотря на это, следуя общим правилам, мы обязаны создавать 100-процентные резервы. Это нелогично и, кроме того, имеет два весьма негативных последствия: отражается на уровне капитала и ухудшает отчётность по доходам. Когда это происходит, банк вынужден приостановить кредитование. А значит, система остаётся без «топлива» – деньги прекращают движение, страдает немалое число хороших клиентов, которым банк не в состоянии выдать деньги, в результате проигрывает экономика всей страны.

Банки ответственны за экономическое благополучие страны, в которой они работают, и заинтересованы вносить свой вклад в рост бизнеса каждого клиента. В этом есть взаимные выгоды: создаются рабочие места, собираются налоги, что позволяет государству инвестировать в развитие экономики, что, в свою очередь, создаёт новые рабочие места и улучшает общую ситуацию. Когда банки не могут участвовать в этом процессе, прекращаются движения в системе, и это является её слабой стороной. Я уверен, власти всё понимают, но менять основополагающие правила в середине кризиса – это большой риск. И всё же некоторые движения в этом направлении сделаны. Контролирующий орган изменил решение об исключении банка из системы страхования вкладов по причине убытков в течение двух кварталов, причиной которых в большинстве случаев становились разросшиеся резервы. Это могло бы посеять панические настроения среди клиентов и принести ещё более отрицательный эффект.

На Западе стандарты международной системы учёта в принципе такие же, но есть одно важное отличие от российской системы. Там большое внимание уделяется обеспечению, и в случае если финансовое состояние заёмщика не очень стабильно, но есть ликвидные залоги, это обстоятельство может довести необходимость создания резервов до нуля.

Я уверен, что российская банковская система будет корректировать свои изъяны автоматически, как любой растущий организм. На сегодня она слишком мала в силу своего возраста: активы всех российских банков составляют 70 % от ВВП, в то время как на Западе – 200 %  от ВВП. То есть российской банковской системе надо вырасти в три раза, чтобы достичь уровня Западной Европы. И она это обязательно сделает, потому что движется вперёд очень быстро. Могу подтвердить: когда я приехал сюда 5 лет назад, общие активы ваших банков были в районе 40 % от ВВП, сегодня они почти удвоились, при этом ВВП тоже не стоял на месте.  Даже в условиях кризиса рост продолжается, об этом можно судить по увеличению корпоративного кредитования за полгода 2009 года по сравнению с первыми шестью месяцами 2008 года. Хотя розничное кредитование показало спад в пределах 7 %. На мой взгляд, это объясняется озабоченностью людей нестабильной обстановкой и некоторым сокращением своих запросов.

Я. М.: Какой из банков, в которых вам приходилось работать: Свенска Хандельсбанкен, Кансалис Осаке Панкки, Мерита Банк Лтд или Сведбанк, вы можете назвать самым любимым или самым интересным?
Р.В.: Конечно же, тот, в котором работаю сейчас. А если бы вы задавали этот вопрос в то время, когда я был в Свенска Хандельсбанкен, потом в Кансалис Осаке Панкки  и  Мерита Банк Лтд, мой ответ был бы таким же. Но самым большим удовольствием моей банковской жизни было создание банков с нуля – проекты «green field». Их было два. Первый: я открывал банк для Свенска Хандельсбанкен в Варшаве, где не было ровным счётом ничего, кроме ручки и листа бумаги. Второй такой проект – открытие опять для Свенска Хандельсбанкен представительства банка в Москве. Это очень интересно и в то же время очень сложно, особенно когда ты один. Мой руководитель, отправляя меня в Польшу, дал денег и сказал: «Удачи! Но если будет трудно, не звони мне!». Я не звонил, потому что было очень трудно.

В Сведбанке другая история. Наша задача – движение вперёд, чтобы стать ещё лучше. Мы совершенствуем внутренние процессы, шлифуем качество наших продуктов и укрепляем командный дух – это очень интересно и приносит удовольствие.

Мне кажется, главная ошибка многих банков заключается в том, что они разрабатывают хорошие продукты для себя, забывая спросить клиентов: «Что хорошо для вас?». Ведь главный человек в банке – это клиент. Поэтому задача банковских сотрудников, особенно фронт-офиса, дать почувствовать пришедшему в банк человеку его значимость и ценность и даже в телефонном разговоре дать понять, что ему здесь рады.

Интересный период моей карьеры начался, когда я впервые возглавил банк в Сингапуре, это был 1994 год. Мне 39 лет, и я к тому же был ответственным за весь Азиатский регион: Афганистан, Австралия, Новая Зеландия, Корея. Большой, сложный и очень интересный район. Филиалы и представительства  банка находились в Гонконге, Токио, Шанхае, Веджине (Китай). Я провёл 10 замечательных  лет в Азии, которая мне очень нравится. А сейчас мне очень интересно здесь, в России.


Я. М.: Что больше всего вы любите в своей работе? И что любите больше, чем работу?

Р.В.: Я считаю, что работа председателя правления банка – обеспечивать людям возможности и условия для работы. Главная моя задача – вселять в сотрудников уверенность, что их возможности ничем не ограничены. Думаю, каждый управленец обязан создавать командную атмосферу, чтобы люди чувствовали, что их ценят, что все причастны к принятию решений. И это не демократия, она не вписывается в корпоративный бизнес, где царят жёсткие правила и никто не освобождается от ответственности. Самое главное, что требуется от меня, – настрой: чтобы все чувствовали, что их вклад необходим, что они имеют и права, и обязанности, чтобы каждый сотрудник хотел брать на себя часть общей ответственности и принимать решения.

Принимать решения самому – это самая лёгкая часть моей работы. Как председателю правления, мне каждый день приходится принимать около 300 решений, то есть мне нужно подписывать столько документов в день. И, поверьте, это не так сложно: сортируешь их на текущие, рутинные и те, над которыми нужно подумать. Самое трудное – человеческий фактор. Здесь нужно сочетать в себе качества дипломата и в то же время умение твёрдо сказать сотруднику: «Нет, вы поступите именно так». Ведь люди не принимают неопределённости, исходящей от руководителя.

Мне кажется, что мой опыт работы в разных странах, в разной культурной среде, помогает мне понимать людей. Несмотря на внешние различия, все люди очень похожи, у нас общие заботы и стремления: хорошие школы для детей, улучшение жилищных условий, новые машины, комфортные каникулы и отпуска у тёплого моря… И хорошо то, что у нас есть эти желания и потребности, они двигают наше общество вперёд. И в такой молодой, развивающейся экономике, каковой является экономика России, люди менее насыщены всеми этими благами. Очень интересно быть свидетелями этого развития и наблюдать улучшения в жизни людей.

Всё свободное от работы время я, конечно, провожу с моей семьёй. У меня четверо детей. Старшему сыну скоро 30, он работает в американской компании и путешествует по всему миру. Старшая дочь одновременно работала и училась международному гостиничному и ресторанному бизнесу в Дубае. Мои старшие дети учились в школах разных стран по всему миру, говорят на разных языках. Могу сказать, что я искренне счастлив тем, что они настоящие интернационалисты: для них в самом деле не имеет значения цвет кожи или внешний вид людей, им важно знать, что человек думает. Мне кажется, это самое ценное наследство, которое я смог передать им.

К тому же я люблю спорт и стараюсь поддерживать свою форму и работоспособность. Играю в гольф, сквош, катаюсь на коньках, летом на роликах. Не каждый день, но около 40 км в неделю получается.


Я.М.: Благодарю вас за очень интересную беседу.



Яна МОРОЗОВА,
редактор «Банковских Новостей»
Банковские новости №9 (50), сентябрь 2009

Версия для печати
В закладки
Постоянная ссылка
Все материалы в хронологическом порядке

Добавить свой комментарий:

Чтобы добавлять свои комментарии, необходимо зарегистрироваться!
Недвижимость в Калининграде и Калининградской области





 

 

 

Стоимость квартир на вторичном рынке в Калининграде и по России в июле 2014г.

  Калининград по России
Сред. цена , руб. за кв.м.
57847
57401
Изменение цены
за месяц

+0,74%

+0,3%
Изменение цены
c начала года

+14,28%

+4,22%
Изменение цены
за год
+14,52% +7,78%

 

Коммерческая недвижимость
Горячие предложения. Продажа

 
Здание недострой
г. Светлогорск. Проект туристического комплекса
 
Производственная база
г. Гурьевск
 
Нефтебаза, площадка №1
г. Советск
 
Нефтебаза, площадка №2
г. Советск

Регистрация, перерегистрация ООО и ИП
Калининград, Яналова, 42, каб. 46
8 (4012) 95-62-62
8 (4012) 77-62-61
kc_svet2009@yandex.ru

Подробнее

Поиск недвижимости в Москве и России



© 2007-2013 gorodkanta.ru
Учредитель: ООО «Издательство
«СМИ Экспертов»

Ремарка: создание сайтов
236023, Калининград,
ул. Яналова, 42, каб. 47
Телефоны: (4012) 93-00-01
8-963-292-87-87
Факс: (4012) 95-00-87
E-mail: marketing@gorodkanta.ru
Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-32396 от 09 июня 2008 г

Rambler's Top100
Условия цитирования материалов

Возрастная категория сайта 18+
Анализ тиц и пр