Вернуться на главную  
Имя: Пароль:

  Помощь
Задайте вопрос специалисту Кадастровой палаты, связанный с государственным кадастром недвижимости.
Специалисты филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» бесплатно ответят на ваш вопрос на форуме экстпертов.

Пишите!

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку «СМИ Экспертов»
Пример рассылки  Архив рассылок
Имя/организация:
Эл. почта:
Да,

  Наши партнеры






Экономика. Финансы. Предпринимательство: Аналитика: Круглый стол

КРУГЛЫЙ СТОЛ. Динамичное движение

Раздел: Круглый стол  05.02.2009


КРУГЛЫЙ СТОЛ. Динамичное движение

Для этого «круглого стола» мы предложили экспертам две статьи, которые не оставили редакцию равнодушной. Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев в статье «Как восстановить баланс» рассматривает ситуацию мирового кризиса, не пытаясь найти виноватых. Журнал «Эксперт» возводит Сергея Игнатьева в ранг человека года и под этим углом зрения оценивает промахи и достижения Центробанка РФ в условиях углубления кризиса.

Обратившись к экспертам в области экономики, финансов, чиновникам и управленцам, живущим и работающим в Калининградской области, мы получили многоликую картину, что вполне естественно и весьма интересно. Большинство комментариев мы не смогли разместить целиком в газете, их полные версии находятся на портале «Город Канта». Некоторые участники «круглого стола» в силу занятости не успели подготовить свои мнения к сроку. Их комментарии появятся на «Калининградском форуме экспертов» где мы предлагаем продолжить этот разговор всем желающим.



Как восстановить баланс
Мир столкнулся, возможно, с самым тяжёлым за последние полвека кризисом. «Что делать»  –  до конца не ясно, всюду куда охотнее обсуждают вопрос «кто виноват». Сторонники теории заговора убеждены, что во всём виновата Америка, специально создавшая систему «глобальных дисбалансов», чтобы наращивать потребление за счёт остального мира. Но правы ли они?
Глобальные дисбалансы действительно имели место. Вот три самых очевидных.

Дисбаланс международной торговли: огромный торговый дефицит у США и Великобритании, огромный профицит у азиатских стран, России и экспортёров нефти. Дефицит счёта текущих операций США в 2000-ые колебался в диапазоне 1-2% мирового ВВП, примерно таким же был совокупный профицит развивающихся азиатских стран (включая Китай) и стран – экспортёров нефти.

Дисбаланс сбережений: США и Великобритания сберегали меньше, чем тратили, Россия и Китай – гораздо больше. Для примера: уровень сбережений в России составлял в последние годы 10 – 15% располагаемых доходов населения, в Китае – 20 – 25%, в Америке и Великобритании  –  не выше 3%, причём в отдельные годы был и отрицательным.

Дисбаланс бюджетов:
в то время как развивающиеся страны поддерживали профицит бюджета, США наращивали дефицит, который недавно достиг 7% ВВП.

Может ли устойчиво развиваться мировая экономика с такими дисбалансами? Оказывается, да. В недавно опубликованной работе Рикардо Кабаллеро, Эммануэля Фархи и Пьера-Оливье Гуринча предложена элегантная теория глобальных дисбалансов, которая не только объясняет, как мировой экономике удавалось сохранять равновесие до кризиса, но и позволяет понять, как будет устроена финансовая система после него.

По версии экономистов, все перекосы вызваны одним ключевым дисбалансом – между экономическим и финансовым развитием последних лет в Китае, России и странах – экспортёрах нефти. Например, в Китае большинство банков и компаний по-прежнему принадлежат государству, их неэффективность и политизированность признаются даже правительственными экспертами. В России, несмотря на бурный рост последних лет, банковская система мала и неустойчива, а фондовые рынки плохо регулируются и малоликвидны.

Поскольку построить развитую финансовую систему гораздо труднее, чем удвоить ВВП за 10 лет, эти страны вынуждены размещать часть сбережений на рынках развитых стран – в первую очередь в США и Великобритании. Именно англосаксонские страны создали самую развитую в мире систему финансовых инструментов для трансформации сбережений населения и государств в инвестиции. Сбережения Китая и России устремились за рубеж потому, что их финансовые системы просто не могли эффективно «переварить» эти средства. Чтобы отправлять деньги на развитые рынки, развивающиеся страны тратили часть экспортной выручки не на импорт, а на вывоз капитала. Поэтому у этих стран экспорт существенно превышал импорт, а у развитых – наоборот.

Так возник первый дисбаланс. Приток сбережений со всего мира уронил ставки процента в Америке. Из-за этого снизились стимулы к сбережениям у населения, а правительству стало дешевле финансировать дефицит бюджета – отсюда и второй, и третий дисбалансы. Не стоит обвинять председателя ФРС Алана Гринспена в том, что он установил низкие процентные ставки, – деньги были дёшевы из-за огромного притока капитала со всего света.

Создание в России международного финансового центра – самый своевременный проект.
Эта теория показывает, что глобальные дисбалансы не нарушают законов макроэкономики – до тех пор, пока американская финансовая система способна эффективно и надёжно работать со сбережениями всего мира. Увы, мир переоценил качество американских финансовых рынков. До поры до времени они справлялись с притоком иностранных денег, но в последние годы начали давать сбои. Искушение брать избыточные риски  –  обусловленное огромным притоком дешевых денег  – оказалось слишком сильным. Финансовые институты повели себя безответственно, что и привело к кризису. Доверие к американской финансовой системе серьёзно подорвано. После кризиса и усиления регулирования оно, конечно, восстановится, но лишь частично. Глобальные дисбалансы резко сократятся.

Америку есть за что ругать. Это и недостаточное регулирование рынка производных инструментов, и непрозрачность многих видов деятельности инвестиционных банков. Наконец, Вашингтон действительно проводил рискованную бюджетную политику. Нынешний уровень дефицита бюджета США, безусловно, неприемлем для любого ответственного правительства.
Китаю и России, впрочем, тоже необходимо извлечь уроки. Глобальные дисбалансы  –  не заговор Америки и Англии, а объективное следствие неразвитости финансовой системы других стран. Это может прозвучать как насмешка, но создание в России международного финансового центра  –  самый своевременный проект.

Сделать предстоит многое: снизить налоги для участников финансовых рынков; принять законы об инсайдерской торговле, о бирже и клиринге, позволяющие развивать цивилизованные рынки новых финансовых инструментов; учредить суды по финансовым вопросам, позволяющие эти законы исполнять. Президент Медведев пообещал реализовать большинство этих мер уже в первой половине 2009 года. Наивно полагать, что Москва сможет конкурировать с Лондоном или даже Шанхаем через три года. Но развитие финансовой системы в России поможет сократить глобальные дисбалансы и подойти к следующему кризису более подготовленными.


Сергей ГУРИЕВ,

журнал «Forbes»




Он должен найти новое равновесие
По версии журнала «Эксперт», человек 2008 года   –  глава Банка России Сергей Игнатьев. Политика ЦБ далеко не безупречна, но именно его усилия пока удерживают страну от скатывания к полномасштабному финансовому кризису.
Заступив на пост главы ЦБ в марте 2002 года, он начал с того, что собрал качественную команду финансистов-профессионалов, определивших ключевые векторы политики ЦБ на годы вперед. Хотелось бы упомянуть троих.

Это Олег Вьюгин, задавший параметры макроэкономического регулирования ЦБ: усиленное накопление международных резервов, стерилизационная связка с Минфином в виде Стабилизационного фонда (2004 год).

Это Андрей Козлов, усилиями которого была создана система страхования вкладов, ужесточён надзор и развернута кардинальная чистка банковской системы от схемных и обнальных псевдобанков  –  работа, за которую Козлов поплатился жизнью.

Это Алексей Улюкаев, сменивший Вьюгина на посту первого зампреда ЦБ в 2004 году и начавший отстраивать систему рефинансирования банков, проверка которой на прочность проходит сегодня.

Глава Банка России Сергей Игнатьев
Впрочем, при всей важности этих деяний команды Игнатьева наш выбор главного банкира страны человеком года определили не они, а гибкость и решительность, с которыми ЦБ сражается с нынешним кризисом. Сразу подчеркнем, что не все элементы тактики и стратегии антикризисного регулирования Банка России кажутся нам эффективными и даже просто удачными. Более того, сама острота нынешнего кризиса во многом предопределена ошибочными, на наш взгляд, решениями ЦБ. Чего стоят, например, последовательные повышения базовых ставок и нормативов обязательного резервирования в начале текущего года, когда механизм засасывания России в глобальный кризис ликвидности уже был запущен! Да и сама хрупкость и уязвимость нашей финансовой системы  –  следствие хронического невнимания главного банка страны к стратегическим задачам её развития.

Но всё это не отменяет очевидной констатации: событие года  –  кризис; человек года  –  важнейший актор борьбы с кризисом. Мы считаем, что по факту таким важнейшим актором является Центральный банк, политику которого символизирует Сергей Игнатьев.

Если бы работа по расширению «дисконтного окна» Банка России не была начата три года назад, а в последние месяцы не была бы столь решительно продолжена уже, что называется, «на кризисном марше», сейчас мы гарантированно имели бы несколько сотен банков-банкротов и паралич расчётной системы по образцу поздней осени 1998 года (когда платежи уходили из банка и никуда не приходили).

Пока можно твёрдо сказать: финансовый кризис в России находится в управляемой стадии средней тяжести. Октябрьский паралич кредитной системы преодолён. Резкое расширение объёмов и инструментов рефинансирования ЦБ сделало-таки своё дело: коммерческие банки медленно, мало, осторожно и дорого, но начинают давать кредиты. Рынок межбанковского кредитования, не в последнюю очередь благодаря системе гарантирования ЦБ, также начинает потихоньку расширяться. Переброска Агентства по страхованию вкладов на фронт санации неплатёжеспособных банков с помощью банков более успешных не позволила точечным паникам вкладчиков в отдельных банках в отдельных городах превратиться в массовое бегство от депозитов, гарантированно убивающее финансовую систему любой мощности.

Едва уловив первые признаки перерастания кризиса ликвидности в кризис плохих долгов, ЦБ запустил программу субординированного кредитования  –  выдачи банкам (притом, что важно, только вскладчину с их акционерами) десятилетних кредитов, учитывающихся в капитале, закрывающих дыры в балансах кредиторов, образующиеся из-за неплатежеспособных заёмщиков. Ещё год назад субординированные кредиты, как и беззалоговые полугодовые кредиты, были для ЦБ абсолютным табу  –  сегодня благодаря их наличию банковская система продолжает работать. В отличие от, похоже, окончательно схлопывающихся кредитных систем Казахстана, Украины и Прибалтики.

Среди новых угроз, стоящих перед ЦБ, да и всей экономикой, явно выделяется риск острого кризиса платёжного баланса в результате сочетания продолжающегося оттока капитала и хронически слабой конъюнктуры наших ключевых экспортных рынков (нефть, сырьё, металлы). Пока нас выручает подушка накопленных за тучные годы золотовалютных резервов, однако за неполные полгода резервная кубышка похудела уже более чем на четверть, что заставило ЦБ в ноябре запустить процесс плавной, «бархатной» девальвации рубля.

Многие критикуют ЦБ за «бархатность» этого снижения курса национальной валюты. Однако есть ли смысл делать это резче в условиях значительных долгов резидентов перед иностранными финансовыми институтами, важности импорта для задач модернизации основных фондов страны и, наконец, полной неопределённости курсовых соотношений всех основных валют мира? В сегодняшней валютной политике ЦБ лавирует между неопределённостями, дожидаясь обстоятельств, которые заставят выбрать единственно возможное решение. Так же как это было со всеми вышеупомянутыми решениями по купированию банковского кризиса.

Ещё более сложную и неоднозначную игру ведёт ЦБ на внутреннем денежном рынке, повышая ставку рефинансирования в условиях, когда все банки снижают её. Мы бы не торопились называть это ошибкой. Забрасывание экономики деньгами в период самой жесткой фазы промышленного спада не даст эффекта в виде остановки этого спада. Деньги не являются главным фактором выхода из кризиса. Скорее, политика ЦБ в этих условиях должна быть направлена на максимально осторожный поиск точки нового равновесия всех финансовых параметров: курса, цен, ставок. И только после достижения этого равновесия, настоящего, прочного дна, можно будет переходить к политике, стимулирующей переход от рецессии к оживлению. Когда это произойдёт? И каковы будут курс, инфляция, цена и масштаб потерь в производстве и ВВП к этому моменту? Сегодня, спустя всего два с половиной месяца после начала острой фазы кризиса, любой профессионал ответит на эти вопросы молчанием.

Журнал «Эксперт»

 

 

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

 

Тимур ГАРЕЕВ,
заведующий кафедрой экономики фирм и рынков РГУ им. И. Канта, к.э.н
Все статьи автора

«Формальные поводы для кризиса – лопнувшие «пузыри» на рынке недвижимости в США и последовавшие за этим масштабные списания некачественных активов – сейчас уже не столь интересны. Про колоссальный дефицит торгового баланса, бюджетный дефицит и перегруженность населения долгами в англосаксонском мире было известно уже давно. Как обычно, экономического чуда в форме устойчивого «бескризисного развития», которого добивались идеологи «общества благоденствия», в очередной раз не случилось. Экономическая наука дала серьёзный сбой. На более фундаментальном уровне проявились следующие проблемы: западный мир слишком рано списал со счетов индустриальный уклад и «спутал» «деиндустриализацию» запада с переходом в так называемое постиндустриальное общество. Разочарование связано с тем, что информационные технологии пока не обеспечили ожидаемого роста производительности в реальном секторе экономики, а степень циклического насыщения ими рынков достигла высокого уровня. Кроме того, похоже, провалился послевоенный проект по формированию широкого «среднего класса», который залез в долги к будущим поколениям. В развитых странах сложилась уверенность, что докризисная модель разделения труда устойчива – запад глобально поставляет  финансовые и интеллектуальные услуги, а развивающиеся страны выполняют роль «глобальных сборочных фабрик» и «энергетических придатков».  Однако, как замечает С. Гуриев, «мир переоценил качество американских финансовых рынков». Вероятно, в свою очередь, развитые страны переоценили степень защищённости своих интеллектуальных разработок (и связанную с ней систему ценообразования и распределения прибылей) в условиях глобального производственного аутсорсинга. Для России центральный вопрос – как же на самом деле происходит ценообразование на энергоносители?

Что касается финансовой политики России, то государство и Центральный банк, памятуя о кризисе 1998 года, сделали многое, чтобы оградить страну от угрозы суверенного дефолта (резервы, суверенные фонды, управление госдолгом и т. д.). Однако на этот раз «недооценили» масштабы и качество корпоративного долга, о чем сегодня приходится горько жалеть. Дешёвые западные кредиты и благоприятная конъюнктура на нефтяных рынках (не нами определяемая) привели к кредитному ажиотажу компаний и банков, а также к потребительскому ажиотажу населения. Компании (в том числе госкорпорации) и  банки брали короткие кредиты за рубежом в расчёте на рефинансирование долга. Население наращивало престижное потребление, не оглядываясь на разумные нормы сбережения (пузырь на рынке недвижимости было трудно не заметить). Внешний шок привёл к остановке кредитных линий и оттоку капитала в различных формах. Симптомы болезни: опережающий рост реальных зарплат на фоне стагнирующей производительности труда, низкая инновационная активность, быстрый рост импорта – отмечались и обсуждались многими экспертами. Однако такого резкого падения цен на нефть, похоже, не ожидал никто. Также мало кто ожидал скорости распространения кризисных явлений, что связано с быстрой и массовой циркуляцией информации и домыслов (в конце концов, это первый кризис в условиях тотального распространения Интернета и мобильной связи). В этой связи политика Центрального банка по «плавной» девальвации рубля пока выглядит оправданной. Оценку действиям монетарных властей вообще проще давать пост-фактум, когда известна динамика основных макроэкономических параметров, особенно экзогенных. Что касается перспектив, к сожалению, пока складывается впечатление, что слишком многое для российской экономики зависит от того, как быстро нефтяной рынок выйдет на уровень в 60-70 долларов за баррель (в текущем масштабе цен). Как только это произойдет, необходимо будет серьёзно задуматься о качестве финансовой политики компаний, о роли необеспеченного импорта и престижного потребления (в том числе чиновничьего), в конечном итоге о пугающем качестве и структуре образования и науки в стране».



Елена МАТВЕЕВА,
министр финансов Калининградской области
Все статьи автора

«В условиях кризиса поиск нового равновесия актуален и для мировой экономики, мировой финансовой системы, и для отдельных стран. Конечно, эта тема важна и для Калининградской области, для ее бюджета, да и для личных финансов большинства людей. Нам важно понимать, с какими объективными обстоятельствами мы столкнулись, какие перспективы нас могут ожидать. Оперативная и объективная информация, профессиональный и непредвзятый анализ помогают преодолеть кризис, восстановить балансы, которыми мы управляем, и продолжить развитие. Поэтому нахожу дискутируемые сегодня публикации актуальными и интересными.

Сроки строительства российской финансовой системы незначительны в мировом масштабе и вряд ли мы могли рассчитывать на её полную защищенность от мирового кризиса такого масштаба даже в условиях хорошей конъюнктуры последних лет наших экспортных рынков, а отчасти и по причине таковой. Незащищенность явилась и обратной стороной интегрированности нашей экономики в мировой рынок, которая в значительной степени была условием нашего развития последние годы.

Но сегодня, по моему мнению, и Центральный банк и Правительство России обладают пониманием того, как действовать в условиях кризиса, и имеют возможность влиять на ситуацию. Кстати, еще недавно много было соблазнов и предложений использовать средства стабилизационного фонда. Не думаю, что даже эффективные государственные вложения год назад были бы полезнее сохранения ресурсов.

В то время, когда финансовые ресурсы были относительно дёшевы и многие предприятия и граждане жили в долг, государство снижало долговую нагрузку на бюджет и создавало резервы, которые сегодня являются одним из самых стабилизирующих факторов для России. В этом надо отдать должное Минфину и Правительству России.

Можно, наверное, найти много поводов дискутировать с Центральным банком об упущенных возможностях в развитии банковской системы страны. Но то, что сегодня ситуация управляется нашим главным финансовым регулятором, очевидно. Причём самая критичная стадия банковского кризиса, полагаю, уже пройдена. По калининградскому рынку мы видим, что нормально функционирует платёжная система, восстановлено доверие вкладчиков (с 1 декабря рост вкладов составил более 400 млн рублей) к банкам, наблюдается, хотя и незначительное, увеличение обязательств по кредитам юридическим лицам (за декабрь ссудная задолженность без учёта межбанковских кредитов и кредитов Сбербанка увеличилась на 160 млн рублей, при этом ссудная задолженность физических лиц снизилась на 1,7 млрд рублей).

Девальвация рубля, завершающаяся по заявлению Центрального банка на уровне 41 рубль по бивалютной корзине, также, на мой взгляд, адекватна ситуации с платёжным балансом страны и динамикой валютных резервов. Её относительная плавность отвечает ситуации с общей разрегулированностью валютных рынков, а также задачам экономического развития. Обоснованным в условиях валютной нестабильности, роста инфляции и утраты инвестиционных ориентиров выглядело и решение Центрального банка о повышении ставки рефинансирования.

Очевидно, что стратегические цели и задачи развития страны кризис не изменит. Он отчётливее проявил слабость нашей экономики, неразвитость финансовой системы. Мы должны диверсифицировать экономику, в том числе за счет традиционно бюджетных услуг, повышать производительность труда, снижать энергоемкость, использовать современные и создавать новые технологии, научиться работать с инновациями. Для этого необходимы инвестиции. Для инвестиций нужна стабильность и комфортный, развитый финансовый рынок.

Возможно, об этом лучше дискутировать завтра, а пока мы в ожидании нового уровня стабильности скорректировали первоначально принятый бюджет на 2009 год, учитываем повышение стоимости потенциальных банковских кредитов и пересчитываем валютную составляющую государственного долга. Надо отметить, что она весьма невелика.

Параметры областного бюджета на 2009 год были скорректированы в конце декабря 2008 года с учётом сокращения доходов. Расходные обязательства снижены на 20 процентов. Жёсткий подход реализован в первую очередь в части капитальных вложений и других расходов, не являющихся первоочередными.

Плановый дефицит областного бюджет на 2009 год – величина достаточно умеренная. Она составляет 5,1 процента от доходов без учёта финансовой помощи из федерального бюджета при предельном нормативе 15 процентов. Уровень дефицита и состояние ранее принятых долговых обязательств позволяют Калининградской области реализовать в условиях ограниченности кредитных ресурсов принятую программу заимствований. По итогам 2008 года в бюджете сформировался определённый резерв в виде остатков средств на счёте.




Владимир ПЕТУНИН,
президент Ассоциации коммерческих банков Калининградской области
Все статьи автора

«Думаю, никто не станет спорить, что кризис является серьезнейшим испытанием для нашей банковской системы – как общенациональной, так и региональной. При всех присущих ему угрозах кризис всё же заставляет по-новому, неформально и объективно посмотреть на степень адекватности оценки банковских рисков – как в прошлом, так и сегодня.

В условиях избытка денежных ресурсов азарт погони за лёгкой и, казалось бы, гарантированной прибылью может преобладать над декларируемой всеми банками миссией – содействию развитию национальной и региональной экономики, наиболее полному удовлетворению потребностей клиентов, гарантированию сохранности их средств. Если система оценки и управления рисками банка была выстроена заранее и направлена на прогнозирование возможных негативных факторов, банк, особенно региональный  (как наиболее мобильный и управляемый), может избежать или, по крайней мере, минимизировать потери от кризиса.

Конечно, на банки сейчас ложится дополнительная ответственность. Они должны сделать всё, чтобы максимально защитить средства клиентов, ведь защита клиентов – это и защита экономической и социальной сферы в регионе. Огромное значение имеет взаимодействие банковской системы с региональными властями и территориальными учреждениями Банка России. В рамках такого взаимодействия Ассоциацией коммерческих банков Калининградской области было предложено разработать нормативно-правовую базу, дающую возможность территориальным учреждениям Банка России осуществлять рефинансирование региональных банков с учётом оценки их финансового состояния, в том числе под гарантии регионального правительства. Следующим направлением их взаимодействия может стать подключение региональных банков к областным программам содействия развитию малого предпринимательства. Предлагаемая Ассоциацией коммерческих банков Калининградской области схема рефинансирования региональных банков предполагает осуществление расчётов с участием уполномоченных банков. Такими могли бы быть территориальные подразделения Сбербанка либо Российский банк развития. Получаемые от территориального учреждения Банка России либо уполномоченного банка денежные средства региональные банки должны целенаправленно использовать на кредитование предприятий малого и среднего бизнеса.

Контроль за прохождением денежных средств и их целевым использованием возлагается на региональные подразделения Банка России и министерство финансов областного правительства. Таким образом, предлагаемые схемы могли бы как поддержать региональные банки, так и способствовать развитию малого и среднего бизнеса на местах.
Такие совместные усилия государственных регулирующих органов и коммерческих банков позволят не только преодолеть кризисный период, но и содействовать развитию региональной экономики».



Юрий ВАСИЛЮК,
председатель комиссии окружного Совета депутатов города Калининграда по стратегическому развитию и привлечению инвестиций
Все статьи автора

«На мой взгляд, в связи с кризисом стало очевидным следующее. Во-первых, кризис обозначил важность производств, реального сектора для экономики. Стало очевидно, что мы реальный сектор и его значимость недооценивали. Во-вторых, кризис стимулирует развитие импортозамещающих производств, и это, возможно, будет самым положительным его результатом. Так было в 1998 году. В-третьих (здесь я бы хотел отметить своё принципиальное несогласие со статьей С.Гуриева), неинтегрированность российской экономики в мировую, неразвитость банковского, финансового сектора России способны сыграть положительную роль, отчасти защищая нашу экономику от самых тяжёлых последствий кризиса. Винить российскую экономику в том, что её финансовые институты не столь развиты и уж тем более видеть в этом одну из косвенных причин кризиса – нонсенс.

В заключение отмечу, что точный анализ кризиса, причин его появления, развития возможен будет лишь по окончании острой его фазы. На мой взгляд, она ещё не наступила. Кроме того, очевидно, что по окончании кризиса мы получим новую структуру потребления».



Георгий ДЫХАНОВ,
генеральный директор Консалтингового Центра «Бизнес-Эксперт»
Все статьи автора

«В своём докладе на расширенном заседании совета ассоциации «Россия» в Санкт-Петербурге президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков остановился на предварительных итогах и проблемах реализации «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2008 года». По его словам, устойчивые темпы экономического роста и достигнутая макроэкономическая стабильность требуют от Правительства и Центрального банка выработки новых решений, направленных на обеспечение поступательного развития и устойчивости банковского сектора, повышения конкурентоспособности российских кредитных организаций, совершенствования банковского регулирования и надзора, усиления защиты интересов и укрепления доверия вкладчиков и других кредиторов банков.

«За последние годы, – подчеркнул Анатолий Аксаков, – российский банковский сектор выполнил свою основную задачу – добился значительного роста объёмов кредитования реального сектора и потребителей». Активы банковского сектора РФ за период с 2000 по 2007 г. увеличились в абсолютном выражении в 8,8 раза, а показатель «Активы/ВВП» вырос за этот же период с 32,9% до 52,4%.
Но давайте взглянем на реальные цифры, а не относительные. Если ВВП Росиии около 1,4 триллиона долларов США, то совокупные банковские активы около 700 млрд долларов. Банковские активы небольшого по европейским меркам Сведбанка, кстати представленного в Калининграде, – более 300 млрд долларов США. Я уж не говорю о таких крупных банках, как Сити групп или французской банковской группе «Сосьете Женераль». То есть все Российские 1700 банков вместе взятые ненамного превышают размер одного среднего европейского банка.

Конечно, ВВП ЕС около 18,5 триллиона долларов, а одних только США – 14,5.
Американская экономика пока в разы превосходит любую экономику мира. Причём не в 2 раза, а больше. Экономика Америки – это единственная инновационная экономика в мире, экономика, которая стимулирует превращение знаний в продукт. Экономика, которая ориентирована на инновацию в первую очередь. Единственная экономика, где рынок работает очень эффективно. Япония стоит рядом с США, но есть барьеры, которые не преодолеваются. Например, Канада в течение 100 лет своей истории имеет 90% от производительности труда США. Этот разрыв в 10% не преодолевается уже 100 лет. Так и с Японией. Она близка к США, но обогнать её не может. Только в одном можно согласиться с оценкой журнала «Форбс» роли финансовых властей и ЦБ РФ: «Китаю и России, впрочем, тоже необходимо извлечь уроки. Глобальные дисбалансы — не заговор Америки и Англии, а объективное следствие неразвитости финансовой системы других стран».

Китайская мощь основана пока на доступе к огромному американскому рынку, а Российская – на доступе к европейскому и американскому рынкам сырья и энергоносителей. Развивать же собственные отрасли с высокой добавленной стоимостью мешает политика правительства, направленная на создание централизованной, государственной одноотраслевой экономики и, соответственно, сдерживание развития банковской системы, которая, если её развивать, может потенциально оказать противодействие такой политике и, не дай бог, оказаться фактором, способствующим развитию бизнеса в России. Это чревато переходом к многоотраслевой диверсифицированной и децентрализованной экономике, а там и до либерализма недалеко.
Другими словами, вопросом, который стоит в статье Гуриева «Как восстановить баланс», ни политические, ни монетарные власти не озадачены. Этот вопрос волнует только бизнес и косвенно население страны.

Сегодня много говорят о возможном будущем долговом кризисе. Действительно, в банковской системе концентрируется всё больше кредитных рисков, которые могут реализоваться в будущем. Проблема в том, что у нас отсутствует надёжный механизм, инструмент для количественной оценки таких рисков. Без такой оценки все наши прогнозы и предположения оказываются очень приблизительными, неточными.

Надо сказать, отсутствие глубокого макроэкономического анализа и серьёзной оценки возникающих в связи с новыми глобальными процессами рисков характерно не только для наших, но и для международных наблюдателей и прогнозистов. Их выводы тоже приводят к соответствующим ошибочным либо несвоевременным решениям властей. Заявления о том, что кризис если и затронет экономику, то лишь, так сказать, по касательной, приходилось слышать ещё каких-то два-три месяца назад из уст высоких правительственных лиц целого ряда стран так называемого ближнего зарубежья — Украины, Молдавии, Беларуси, прибалтийских государств. Есть все основания полагать, что эти страны либо уже столкнулись, либо скоро столкнутся с самыми тяжёлыми проявлениями разгорающегося кризиса, а его последствия для них могут оказаться просто фатальными.

Говорить на столь огорчительную тему побуждает, однако, не банальное злорадство по поводу сделанных искушенными аналитическими умами, но так и не несбывшихся прогнозов. Гораздо важнее показать, сколь ценны не инерционные, а контр-инерционные подходы при составлении прогнозов, многофакторная оценка едва различимых в парах благополучия реальных рисков.
Между тем абсолютное большинство прогнозов, особенно так называемых кратко- и среднесрочных, представляет собой, как правило, примитивное проецирование на ближайшую перспективу сложившихся и сохраняющихся долгое время тенденций.
Истинная цена настоящего эксперта складывается в том случае, если он способен вовремя определить момент этого тренда, чтобы дать возможность подготовиться к самому неблагоприятному развитию макроэкономического сценария».



Николай АРБУЗОВ,
генеральный директор ООО «ФинФлагман» – официального представителя инвестиционной компании «ФИНАМ» в Калининграде
Все статьи автора

«Не могу согласиться с рекомендациями господина Гуриева. Фактически он предлагает России и Китаю лечиться от кризиса тем самым способом, который в итоге привел экономики стран Запада к тому печальному положению, в котором они оказались. Несомненно, собственные финансовые структуры необходимо развивать, но нельзя допускать, чтобы они становились более значимой частью экономики, чем реальное производство. Ни один вид реального бизнеса не способен сравниться по рентабельности с финансовым сектором, поэтому в США и ряде стран Европы реальное производство стало постепенно вытесняться финансовыми услугами. Но нельзя забывать, что страна становится реально богатой не в процессе выпуска и даже накопления денег, а в процессе создания реальных ценностей. Люди все-таки потребляют именно товары, а не денежные знаки. Причем если говорить о России, находящейся в гораздо более сложных климатических условиях, чем подавляющее большинство стран мира, мы еще и обречены на то, чтобы компенсировать существенный ряд импортных позиций соответствующими объемами экспорта. Надо понимать также, что развить свои финансовые институты до таких же масштабов, как это сделали США, у нас все равно не получится. Именно потому, что миру нужны товары, а не деньги, количество столь гипертрофированных финансовых центров, каким стали США и Великобритания, по определению не может быть существенным. Положение США в качестве мирового банкира обеспечивалось военным и политическим доминированием Америки в мире. Именно из-за веры в несокрушимость американской военной мощи, в ее способность навязать свою волю любой стране мира и отстоять свои интересы в любой точке земного шара доллар стал фактически всемирной валютой. Даже если по итогам текущего кризиса доверие к доллару существенно упадет, ни евро, ни фунт, ни юань, ни рубль, ни одна из создаваемых сейчас региональных валют не займут того места, которое занимает доллар. Так что работать и производить реальные товары все-таки придется. Нельзя согласиться и с тем, что экспорт капитала из России и Китая стал причиной нашей уязвимости в условиях кризиса. Напротив и Россия, и особенно Китай были в последние годы импортерами капитала, и именно стремительное бегство этих средств, особенно спекулятивных, стало одной из причин потрясений, которые мы сейчас переживаем. И даже если бы эти спекулятивные капиталы были бы отечественными, они в остановке нестабильности повели бы себя абсолютно так же, как иностранные. Более того, слабая развитость российских финансовых институтов, отсутствие пирамиды производных инструментов в таких масштабах, как в США и Европе, стали причиной большей устойчивости российской экономики в условиях кризиса.

Несомненно, заслуги ЦБ и его нынешнего руководства в укреплении российской банковской системы, и особенно в борьбе с текущим кризисом, велики. Более того, наверное, со времен Зверева, Наркома, а затем министра финансов СССР в 1938-1960 гг. никогда управление финансовой системой страны не осуществлялось столь эффективно в столь сложных условиях. Хотя нельзя связывать ту перестройку, которую наша банковская система претерпела исключительно с деятельностью господина Игнатьева и его команды. Скорее, это часть общей политики руководства страны, и Минфин, финансовая разведка, антимонопольщики, законодатели, федеральная служба по финансовым рынкам – все внесли свой вклад в укрепление денежного обращения, чистку рядов коммерческих банков от недобросовестных игроков, повышение прозрачности и устойчивости банковской системы. Однако цыплят принято считать по осени, поэтому время для оценки того, что сделано правильно, а что не очень, наступит уже после того, как страна выйдет из кризиса. Сейчас же следует относиться к деятельности ЦБ с пониманием и не спешить со скоропалительными выводами, как любят многие наши экономисты, да и не только экономисты, особенно те, кому часто предоставляется трибуна в СМИ. Все-таки надо признать, что центробанки и финансовые системы большинства ведущих стран, имеющие гораздо больший, чем у российского ЦБ опыт преодоления кризисов, действуют ничуть не более успешно, а порой и явно хуже справляются с вызовами, чем ЦБ РФ.

Единственный аспект, за который действительно стоит покритиковать российский Центробанк, – это низкая активность на ниве связей с общественностью и в более широком смысле, на поле повышения финансовой грамотности россиян. Действия Центробанка должны сопровождаться более интенсивной информационной поддержкой, разъясняться настолько просто, чтобы быть понятными любому пенсионеру или домохозяйки. Ведь и злоупотребления многих банков на ниве потребительского кредитования, и новая эпидемия финансовых пирамид последних двух лет, и постоянные слухи о дефолте и деноминации, циркулирующие в обществе, и панические попытки изъятия денег из банков и обращения их в валюту – все это является следствием слабой работы финансовых регуляторов с населением и реально затрудняет выполнение Центробанком его функций. Понятно, что на все направления работы не всегда хватает сил и времени, но хочется пожелать, чтобы в дальнейшем работа по повышению уровня финансовой грамотности россиян и разъяснению политики ЦБ была улучшена. Это в итоге в общих интересах и мы, инвестиционные компании, готовы активно сотрудничать с государством в этом деле».



Сергей КОЗЛОВ,
профессор, депутат Калининградской областной думы
Все статьи автора

– Глобальный экономический кризис больно ударил по экономике России, не успевшей осуществить структурную перестройку на этапе роста, основанного на увеличении экспортно-сырьевой выручки. При этом, на мой взгляд, стало ясно, что именно банковская система, руководимая нынешней командой ЦБ России, обладает наибольшей устойчивостью и способностью к оперативному регулированию в условиях динамично развивающихся и мало предсказуемых кризисных процессов. Факты отзыва лицензий, связанные с потерей банками платёжеспособности, носят единичный характер. При этом, как это было в случае с покупкой БИНБАНКом 75 % акций проблемного Башинвестбанка, оказывалось необходимое организационное и правовое сопровождение со стороны ЦБ России и Агентства по страхованию вкладов, позволяющее оперативно провести сделку и эффективно защитить интересы вкладчиков. Для крупного банка такая сделка интересна с точки зрения освоения нового региона на основе действующей инфраструктуры и клиентской базы. В результате такого рода действий финансовая система только укрепляется, и, главное, к ней повышается доверие со стороны населения.

Конечно, говорить о том, что пришло время нормального «штатного» функционирования банковской системы, безусловно, рано. И в этом я согласен с другими авторами. Тем не менее позитивные звоночки из финансовой сферы, свидетельствующие об отсутствии в ней имуннодефицита, нет-нет да и раздаются. Так, 26 января т.г. впервые с начала года инвесторы предпочли валютным спекуляциям игру на российском фондовом рынке. Замедление девальвации рубля и стечение благоприятных для рынка акций обстоятельств привели к тому, что разрыв в объёмах торгов на валютном и фондовом рынке по данным газеты «Коммерсантъ» сократился более чем в трое, а российские индексы выросли на 8,3-10,8 %. Предсказывать дальнейшее развитие событий, безусловно, неблагодарное дело. Можно лишь говорить о том, что в финансовой сфере мы находимся в доле повышенных рисков, но не потерянной управляемости.

Что касается деятельности банков, то в сложившихся условиях, ключевым был и остаётся вопрос сбалансированности структуры активов и обязательств. Определённость с процессом и параметрами управляемой девальвации рубля на данном этапе повышает привлекательность рублевых депозитов, что приведёт к дальнейшему росту ставок, доводя их до 16-17% годовых. Стимулирование государством рынка ипотечного кредитования путём прямых вливаний средств в систему АИЖК, предоставления госгарантий строительным предприятиям способствует сохранению этого сектора. Активное предоставление разного рода гарантийных обязательств предприятиям, сохранение международного и торгового финансирования свидетельствуют о потенциальных возможностях банковской сферы, готовой к масштабным действиям в посткризисный период.   

На вопрос, как будет развиваться банковская сфера дальше, на мой взгляд, наш премьер В.В. Путин дал в своём интервью агентству Bloomberg очень сбалансированный ответ. С одной стороны, он позитивно оценил востребованность процесса банковской консолидации, с другой – заявил о поддержке регионального уровня банковского сообщества. Что касается управляемого изменения курса рубля, то В.В. Путин подчеркнул, что мы дали «возможность участникам экономической деятельности, включая и граждан, осознать происходящие процессы и принять соответствующие решения: кому куда уйти, в какую валюту, остаться в рублях, уйти в доллары, в евро, ещё что-то сделать, уйти в недвижимость и так далее и тому подобное». В сложившихся условиях очевидно, что вложение накоплений в банковские депозиты и жилую недвижимость были и будут оставаться основными механизмами сохранения денег населения.



Олег ПОНОМАРЁВ,
председатель координационного совета Союза независимых сетей России (СНСР), к.э.н.
Все статьи автора

«Давайте будем честными. Политика Министерства финансов и ЦБ РФ в условиях кризиса не профессиональна, более того, глубина и сложность кризисных явлений в экономике России – прямое следствие ошибок финансовых властей.

ЗВР и Стабфонд бездарно хранились в ненадёжных активах, вместо того чтобы поступать в виде инвестиций в российскую экономику через систему госбанков. Теперь они таят на глазах, а деньги вместо инструмента инвестирования вновь стали спекулятивными активами. Результат закономерен – рублёвая дефляция и острый кризис ликвидности.
Политика в области ставок и управления инфляцией вызывает только недоумение. В то время, когда весь мир, переболев монетаризмом, борется за спасение потребления на внутреннем рынке и сохранение рабочих мест, мы остаёмся заложниками экспортно-ориентированной нефтяной экономики. Борьба с инфляцией монетарными методами убивает реальную экономику. При этом инфляцию не победить, она вновь из финансовой (кредитный перегрев) превращается в инфляцию издержек.

Резюмируем: необоснованный финансовый оптимизм денежных властей сменился необоснованно жёсткими действиями по гашению инфляции, что спровоцировало острейший кризис ликвидности, последующую девальвацию, новый виток инфляции и в результате в жертву принесены не только попавшие в инвестиционную ловушку предприниматели, но и в целом стабильность общества. Без снижения стоимости денег и расширения кредитного рынка мы увидим ещё и дефляционную спираль, но будем надеяться на лучшее к 2010 году. Таким образом, если оценивать ЦБ и Минфина по единственно верному ориентиру – благосостоянию национальной экономики в целом и каждого гражданина в отдельности, – мы сможем дать только негативные оценки. При этом очевидно, что  реальные факторы кризиса в России ещё только начали проявляться. Остаётся лишь сожалеть, что мы из «тихой гавани» превратились в «штормовое море» и ожидать изменения взглядов Правительства РФ на причины и последствия кризиса финансовой политики денежных властей».



Владимир КУЗИН,
начальник Управления экономического развития администрации города
Все статьи автора
«Сейчас говорить о том, что признаки надвигающегося кризиса были, я думаю неправильно. Какие-то признаки есть всегда.  Но отличить, где большая волна, а где цунами можно только по  результатам, а сейчас  слишком рано говорить о последствиях кризиса. Даже то, что в декабре прошлого года статистика зафиксировала сокращение российского ВВП на 1,6% – это не результат, а симптом кризиса.

Какой же кризис в экономике России? Первое, и это совершенно правильно, – это проблемы с ликвидностью. Эти проблемы включают  две составляющие. Первая, объективная, которая сформировалась благодаря тому, что банки использовали дешевые западные кредиты, недооценивая риск.  С одной стороны, значительная экономия на издержках, поскольку привлечение депозита или вклада физического лица, в принципе,  по затратам не многим отличается от привлечения крупного кредита.  Эта составляющая кризиса  имеет  американские корни. Поэтому весьма уместным становится вопрос  целесообразности размещения денег из  резервного фонда в правительственные облигации США. По сути,  из этих  денег и шло дешёвое кредитование. Наших денег явно недостаточно, чтобы закрыть все дыры в американской экономике.

Основная же составляющая кризиса заключается в недоверии. Сейчас нормальному движению денег мешает отсутствие доверия. Это последствия тех событий десятилетней давности, за которые несут ответственность Кириенко и Черномырдин.  Последствия дефолта 1998 года проявляются сейчас. На слово никто не верит  ни власти, ни партнёрам. А доверие – это та самая смазка, благодаря которой движется бизнес. Потеря доверия значительно увеличивает издержки и  уменьшает скорость любых транзакций.  Поэтому главная задача органов власти восстановление доверия.

Действия Центробанка России, с точки зрения восстановления доверия, предпринимаемые в последнее время, укладываются в эту логику, поэтому и понятны. Действия Минфина, наверное, имеют какую-то логику, хотелось бы о ней услышать. Предложение о сворачивании государственных расходов, если его реализовывать не так уж  безобидно. Сокращение без должных оснований долгосрочных программ не будет способствовать укреплению доверия к власти.

Сейчас будет много публикаций, оценок, рецептов и позиций. Но я считаю самым главным – укрепление доверия, а власть может укрепить доверие к себе через прозрачность действий и подконтрольность населению». 



Леонид СЕРГЕЕВ,
советник губернатора Калининградской области, доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист России
Все статьи автора
Правительство Калининградской области приняло план антикризисных мер, включающий в себя и задачи развития. Решения принимаются уже в новых оценках рисков, в новых реалиях».

«Финансы – специфическая система экономических отношений, которая, как барометр, показывает состояние экономики. Натуральное хозяйство, не предусматривающее наличия системы товарно-денежных отношений, не имеет такой формы финансов, которая представляет сложную модель развития отношений человечества в процессе производства, распределения, обмена и потребления товаров, работ и услуг. Система финансовых отношений стала настолько сложной и динамичной, что отследить её движение становится всё труднее.

Развитие производства, повышение благосостояния людей зиждется на действиях объективных экономических законов. Как только нарушаются сбалансированность натурально-стоимостных пропорций воспроизводства, так неминуемо появляются кризисные явления в экономическом развитии.

Глобализация экономики, расширение и укрепление мирохозяйственных связей делают зависимой экономику нашей страны от состояния всего мирового хозяйства. Мировой финансовый кризис, рождённый в недрах экономики США, коснулся и нашей страны. Финансовые институты России пока не достигли такого совершенства в своём развитии, как в государствах с развитой рыночной экономикой. Рынок ценных бумаг, страхование, кредитный сектор экономики России значительно уступают в своём качественном развитии ведущим государствам. Поэтому, с одной стороны, экономику России, её финансовый сектор мировой финансовый кризис коснётся незначительно, а с другой – в силу её недостаточной рыночной развитости мировой кризис может привести к существенным потерям. Принятые Правительством РФ меры по сглаживанию последствий мирового финансового кризиса (см. сайт Правительства РФ) дают определённые результаты по устранению негативных последствий падения ликвидности банковского сектора, снижению спроса на товары, работы и услуги, сокращению элементов рецессии в народном хозяйстве страны.

 На мой взгляд, нельзя категорично говорить о том, что Центробанк РФ не справился с ролью регулятора денежно-кредитной системы страны. Конечно, систему организации коммерческих банков нужно было решительнее и быстрее приводить к качественному изменению. Но в целом соотношение денежной массы и натурально-вещественных пропорций поддерживалось на должном уровне. Мы пока не смогли в должной и необходимой мере использовать ресурсы бывшего стабилизационного фонда и золотовалютные резервы в финансовой среде экономики России. Но эти ресурсы сейчас позволят нивелировать сильное воздействие внешних кризисных явлений.

 В целом, следует отметить, что для принятия соответствующих решений в финансово-экономической сфере развития страны необходимо учитывать мнение российских учёных-экономистов, которые, обобщая и анализируя динамику социально-экономического развития России, предупреждали о возможных негативных последствиях нашего роста».



Владислав ГРИНЬКО,
директор ООО «Оценка Консультации Аудит»
Все статьи автора
А что, собственно говоря, нужно комментировать? Статью ректора, д.э.н. упражняющегося в попытке найти модель, описывающую нынешний кризис в планетарном масштабе и «позволяющую понять как будет устроена финансовая система после него?» или статью неизвестного автора, скорее всего журналиста, который вынужден что-то писать, есть кризис или нет, т. к. ему нужно кушать?

Надо озаботиться тем, что делать нашим, калининградским предпринимателям! А им, как и всегда, остаётся надеяться только на себя и ещё, возможно, двух - трёх близких людей (партнёров, друзей), которые чем-то могут помочь в трудную минуту. Больше не поможет никто. Можно, конечно, рассчитывать на программы поддержки, «круглые столы», совещания и заседания. Но они, если и дадут результат, то в отдалённой перспективе и далеко не всем.

Нужно быть готовым, в связи с увеличением дефицита бюджета,  к усилению рвения налоговых и других фискальных органов.
Каждый должен рассчитывать только на себя. Соответственно, принять это как начальные условия, «Дано:» - и решать задачу. При этом помнить - «Даже если Вас съели, у Вас есть два выхода»!


Обсудить этот КРУГЛЫЙ СТОЛ на Калининградском форуме экспертов

  • быстрая регистрация, без активации
  • задайте вопрос по теме и получите профессиональный ответ
  • актуальные темы о жизни и бизнесе в Калининграде
  • консультации специалистов
  • место встречи профессионалов

 



Источник: Город Канта

Банковские новости №1 (42), февраль 2009

Версия для печати
В закладки
Постоянная ссылка
Все материалы в хронологическом порядке

Добавить свой комментарий:

Чтобы добавлять свои комментарии, необходимо зарегистрироваться!
Недвижимость в Калининграде и Калининградской области





 

 

 

Стоимость квартир на вторичном рынке в Калининграде и по России в июле 2014г.

  Калининград по России
Сред. цена , руб. за кв.м.
57847
57401
Изменение цены
за месяц

+0,74%

+0,3%
Изменение цены
c начала года

+14,28%

+4,22%
Изменение цены
за год
+14,52% +7,78%

 

Коммерческая недвижимость
Горячие предложения. Продажа

 
Здание недострой
г. Светлогорск. Проект туристического комплекса
 
Производственная база
г. Гурьевск
 
Нефтебаза, площадка №1
г. Советск
 
Нефтебаза, площадка №2
г. Советск

Регистрация, перерегистрация ООО и ИП
Калининград, Яналова, 42, каб. 46
8 (4012) 95-62-62
8 (4012) 77-62-61
kc_svet2009@yandex.ru

Подробнее

Поиск недвижимости в Москве и России



© 2007-2013 gorodkanta.ru
Учредитель: ООО «Издательство
«СМИ Экспертов»

Ремарка: создание сайтов
236023, Калининград,
ул. Яналова, 42, каб. 47
Телефоны: (4012) 93-00-01
8-963-292-87-87
Факс: (4012) 95-00-87
E-mail: marketing@gorodkanta.ru
Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-32396 от 09 июня 2008 г

Rambler's Top100
Условия цитирования материалов

Возрастная категория сайта 18+
Анализ тиц и пр