Вернуться на главную  
Имя: Пароль:

  Помощь
Задайте вопрос специалисту Кадастровой палаты, связанный с государственным кадастром недвижимости.
Специалисты филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» бесплатно ответят на ваш вопрос на форуме экстпертов.

Пишите!

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку «СМИ Экспертов»
Пример рассылки  Архив рассылок
Имя/организация:
Эл. почта:
Да,

  Наши партнеры






Все о рынке недвижимости региона: Зодчий

Группа «Спасем брусчатку»

Раздел: Зодчий  15.01.2014


Группа «Спасем брусчатку»

- Анна, расскажите, как возникла идея создания группы «Спасем брусчатку?»

- Группа появилась не на пустом месте, был импульс со стороны власти. Зимой 2011-2012 на сайте горадминистрации был вывешен список улиц, на которых планируется либо заменить брусчатку асфальтом, либо сохранить ее. И предполагалось, что после короткого обсуждения на сайте будет утвержден план, который там же и был предложен, но в списке оказалось очень много улиц, таких известных и неоднозначных, как Красная или Грига, на которых предлагалось убрать брусчатку. Надо сказать, что еще до возникновения этого списка улиц  с карты города безо всякого предупреждения стали «исчезать» улицы, а маленькие красивые улочки стали терять свой исторический облик - безо всякой на то транспортной необходимости. У властей к брусчатке такой подход - по умолчанию ее везде снять. Никто не объяснил нам, зачем нужно было снимать брусчатку на улице 1812 года? Или на улице Томской? Это красивые улицы, которые могли бы быть жемчужинами. Это было сделано еще в 2010 году.

И как-то вокруг темы исчезновения брусчатки, которую стали обсуждать, возникла группа людей, мы стали встречаться и в реальной жизни, и в фейсбуке. Тогда кто-то, даже не я, создал в фейсбуке сообщество «Спасем брусчатку». За это название нас пинают и пинают, но я не хочу его менять, хоть мы не только за брусчатку. Но если мы уберем это слово, спросят: а что, брусчатку уже спасли? Сейчас в группе в фейсбуке более 400 человек сейчас, костяк – около 30 человек. Это открытая группа.

С другой стороны, к тому времени в городе уже возникла некая среда, и появились люди, которые выходят за рамки своих квартир, и которые хотят действовать в городском поле и хотят, чтобы в Калининграде возникла комфортная городская среда.

Мне кажется, это сегодня общий тренд и прежде всего чувствуется в мегаполисах, в Москве и Санкт-Петербурге. Урбанистика стала модным направлением, которым не занимается только ленивый, каждый хипстер считает себя в ней специалистом. У нас в Калининграде нет такого тренда, но есть много молодых людей, которых интересует сделать что-то в городе. Люди образованные, мыслящие, у которых есть навыки менеджмента и системного мышления.

- Ваша группа имеет какой-либо юридический статус?

- Мы принципиально не хотели оформляться в общественную организацию. Когда мы написали общественное письмо в городскую администрацию, Александр Ярошук с подачи Елены Воловой, которая тогда работала в пресс-службе, сразу попытался оформить нас в общественный совет по архитектуре и наследию. Мы не захотели этого делать, потому что не очень хорошо друг друга знали, не были уверены, насколько у людей стойкие интересы. Вдруг мы назовемся общественным советом, а через два месяца это станет никому не интересно? И что такое общественный совет, который возглавляет глава города? Общественный – значит независимый. Поэтому мы остаемся в формате инициативной группы. У нас нет юридического статуса и иерархии. Нашу группу можно характеризовать как слой людей, которые неравнодушны к тому, каким будет выглядеть город, которые хотят в нем жить дальше. Но при этом мы не настроены на конфронтацию с властями, протестная активность меня привлекает меньше всего, поэтому мы с самого начала мы хотели находить взаимные интересы с властью.

- Вам удалось найти общий язык с чиновниками?

- Когда мы только создали группу, Елена Волова начала активно с нами сотрудничать. Был удобный политический момент, предстояли выборы мэра, и получалась история, которую можно было бы привести в качестве примера взаимодействия власти и общественности, поэтому нас стали слушать, везде приглашать. Сначала градоначальник охотно согласился с тем, что брусчатка – это ценность, которую нужно сохранять, тогда  мы пытались с ним работать по выработке регламента, который бы позволил применить к ее сохранению системный подход. Мы предложили принять условный регламент как в Риге, который закрепляет эту ценность и говорит, что  брусчатку по умолчанию надо сохранять, но есть случаи, в которых возможно принять другое решение. Но чиновничья  система оказалась совершенно неподъемной, неповоротливой и не желающей воспринимать такую инициативу. Регламент принят не был. Зимой прошлого года Александр Ярошук после перевыборов начал менять решение, стал говорить, что брусчатку на улице Тельмана, которую он обещал сохранять, надо убирать. Что явилось поворотом на 180 градусов. После этой истории работать с властями и доверять им оказалось невозможным.

Очень трудно сдвинуть эту стену, но мы продолжаем формировать общественное мнение, но рабочего контакта с представителями власти у нас не очень много. Там решения принимают люди, которые совершенно не заинтересованы в диалоге с общественностью. У них есть дорожный план работ, но они понимают, что может быть реакция, которая неудобна, поэтому они вынуждены прислушиваться, но тем не менее я не могу сказать, что мы работаем в тесном контакте или диалоге. Среди властей нет понимания того, что историко-культурное наследие важно и не по сентиментальным причинам, а потому, что это прагматический фактор, который позволит городу стать гораздо привлекательней в будущем и не позволит Калининграду превратиться в унифицированный серый безликий город, в котором и смотреть-то нечего. Брусчатка позволяет сохранить европейский облик самобытного российского города в Европе. Ведь если везде положить асфальт, потом снести все старые здания и построить новые, то за историческим наследием нам придется  ездить в Польшу.

- Что активисты группы конкретно предложили властям? В чем заключается системность по работе с сохранением брусчатки?

- Мы разработали проект регламента, ознакомились с опытом европейских городов, посмотрели, какие у них есть документы, которые регулируют вопрос обращения с дорожным покрытием. Поскольку градоначальник признал, что брусчатка – это историческая ценность, мы закрепляем ее как историческую ценность и по умолчанию считаем, что брусчатку на улицах нужно сохранять. Это базовый подход. Дальше идут алгоритмы, которые говорят о том, что нужно с ней сделать, если сохранить ее в каком-то месте невозможно. Какой набор критериев мы считаем критическим для того, чтобы принять решение о том, что ее нужно убрать. Что мы делаем с камнем, который снимается? Куда мы его потом деваем? Об этом была отдельная глава. Там был вопрос о том, каким образом мы готовим специалистов, которые с камнем будут работать.

Была история с куском дороги в 300 метров на улице Вагоностроительной. Делали ремонт, сняли асфальт, а там оказалась даже не брусчатка, а булыжник. Крупный неоткалиброванный камень. Жители мучились, говорили, что устали от шума и вибраций, и мы тоже сказали, что этот кусок надо убрать, здесь никто не упирался и не настаивал.

Также с нашей стороны была инициатива создать банк данных специалистов по перекладыванию брусчатки, мы выходили на немецких дорожных строителей, которые занимаются конкретно брусчаткой. Один из них, автор учебника по этому делу, был готов приехать в Калининград и показать, как квалифицированно класть брусчатку. Но пока его предложение осталось невостребованным. Мы предлагали много версий администрации, они их нам – назад. Мы готовы были на уровне Областной думы с этим работать, но не нашли там заинтересованного человека.

- Это правда, что в Калининграде нет ни одного специалиста по перекладыванию брусчатки?

- Это миф. У нас есть фирма «Еврострой», я знакома с ее директором. Они перекладывали брусчатку на улице Музыкальной, на улице Баранова. Весь вопрос в том, кому достается подряд на перекладку. Улица Тельмана была отдана на субподряд разным организациям, там мы познакомились со специалистом из Бельгии, он приезжал и обучал наших рабочих. В Европе, например, брусчатку кладут на гравий, потом идет тонкий слой песка, а у нас – полуметровый слой песка и все. Из-за этого камень потом проваливается.

По брусчатке, положенной еще немцами на областной трассе на Черняховск возле поселка Междуречье, каждый день  проходит столько тоннажа, а она по сей день лежит как новенькая.  Кстати, в Черняховск тоже есть группа горожан, которые активно работают с историческим наследием. Им удалось добиться того, что на уровне муниципалитета было принято решение по сохранению брусчатки. У нас же в городе процветает политика системного ее уничтожения. Власти пускают по улицам чистящие пылесосы, которые высасывают весь песок из брусчатки по тем улицам, на которых брусчатка недавно была уложена – например, по улице Музыкальной. Оттуда звонят жители, потому что они хотят, чтобы на их улице лежала брусчатка. Летом по ней  постоянно проходит эта метелка с пылесосом, из-за чего брусчатка расшатывается. Это вредительство какое-то. Жители на свои деньги покупали машину песка, чтобы снова подсыпать его.

Когда на Парковой аллее убирали брусчатку, люди боролись до последнего. Само название этой улицы говорит о том, что она должна выглядеть как аллея, а там брусчатку довели до плачевного состояния, а потом сняли. Она же требует ухода.

- Вы готовы делиться тем, что наработано и сотрудничать с представителями властей для нахождения общих решений?

- Абсолютно верно. Мы об этом заявляли не раз, и все документы находятся в открытом доступе, мы заявляли их в городскую администрацию.

Должен существовать не только перечень улиц, на который нужно сохранить брусчатку, должны быть выделены районы, чей исторический облик мы сохраняем. Это однозначно район улицы Тельмана все Верхнее озеро. К сожалению, ни у кого из чиновников нет видения развития города. Мы даже толком не знаем, какой район города у нас исторический.

- Анна, Вы обмолвились, что ваша группа занимается не только сохранением брусчатки…

- Да, это так, наши интересы выходят за рамки брусчатки – это тема сохранения исторических памятников. Теперь мы называемся Инициативная группа по сохранению историко-культурного наследия Кёнигсберга-Калининграда и формированию городской среды (инициативная группа «Город К»).

Например, мы занимаемся вопросом сохранения ротонды королевы Луизы в Центральном парке. Мы решили поддержать дело, которое было начато Светланой Соколовой, сейчас она директор зоопарка, а тогда возглавляла музей «Фридландские ворота». Инициатива восстановления ротонды принадлежит трем жителям Германии, которые посетили Калининград в 2008 году. Они организовали и оплатили изготовление гипсовой копии бюста королевы Луизы, который сейчас хранится в музее «Фридландские ворота». В июне 2012 года наша инициативная группа совместно с фондом местного сообщества «Калининград» решили поддержать идею по сбору средства для восстановления перголы королевы Луизы в Центральном парке. Мы встречались с Ярошуком, он обещал помочь в сохранении ротонды. Сейчас этим всем занимается Маргарита Гришечкина, директор фонда местного сообщества «Калининград». Она организовала попечительский совет, в который вошел и Ярошук, и наши представители. Надо сказать, что и эта тема идет туго, хотя со стороны городских властей было бы возможно сделать то, чего от них просили - мы просили убрать бараки, которые стоят перед ротондой. Они не то, чтобы полностью рушат перспективу, они уничтожают место визуально. И благодаря им ротонду превратили в отхожее место, потому что за эти бараки люди ходят справлять нужду. Сейчас мы собираем деньги для реализации нашей инициативы по сохранению этого памятника.

Потом была нашумевшая тема со строительством высотки на месте «Сказки», когда  выдали разрешение на строительство здания намного превышающего ограничения, установленные генпланом города. Получалось так, что суд своим решением опровергал генплан как таковой. Любой застройщик, увидев подобный прецедент, понял бы, что можно строить все, что угодно, потому что генплан не имеет никакой силы. Это был неприятный прецедент, поэтому мы и выступали против него, и в конце концов было принято решение, запрещающее строить. С исками в суд обращались не мы, а прокуратура.

Мы пытались заниматься общественным транспортом, но опять же, так как дорогами у нас ведают люди не очень заинтересованные в диалоге, у нас мало что получилось. Хотелось бы сохранить трамваи, поначалу казалось это возможным, но сейчас я настроена не очень оптимистично.

Анна Карпенко,
социальный исследователь,
координатор инициативной
группы по сохранению
историко-культурного наследия Кёнигсберга-Калининграда
- Ваша группа не обошла вниманием строительство многоэтажного дома на месте захоронения профессоров Альбертины и памятной доски в честь кенигсбергского астронома Фридриха Бесселя.  

-  Никто не выступал против строительства дома как такового, но речь шла о том, что  перед строительством нужно произвести раскопки, чего сделано не было. Во-вторых, понимая ценность этого места, мы хотели найти решение, которое показало бы Калининград цивилизованным городом, где уважительное отношение к памяти, к кладбищам и к известным людям, которые там захоронены. Ничего этого сделано не было, там все перерыли, даже сам холм Бесселя, на котором стояла обсерватория, срыли начисто. Но теперь это дело находится в ведении Областного правительства, чиновники утверждают, что была достигнута договоренность с застройщиком о том, что он восстановит холм, и там будет разбит сквер. Но тем не менее само кладбище находится не на холме, получается, вопрос с захоронением профессоров Альбертины просто замолчали и сделали как им нужно. Это большой позор для города, необходим знак о том, что там было кладбище, иначе мы выглядим абсолютными варварами, стыдно людям в глаза смотреть. Дом там будет стоять, это понятно, но нужно либо перезахоранивать, либо места, где были останки, как-то обозначать.

В январе нашей группе исполнится два года группе и в связи с этим (но не только с этим) мы решили сделать новогоднее поздравление кенигсбергской профессуре. Пройдет это торжественное мероприятие в Закхаймских воротах. Отдадим дань университетской традиции, попоем гимн «Гаудеамус».

Также, но не в этот же день мы бы хотели провести круглый стол, на котором обсудить тему застройки кладбища и решить, как всем нам поступать, чтобы не потерять лицо перед будущими поколениями.

Юристы и НЕДВИЖИМОСТЬ №6 (150), январь 2014

Версия для печати
В закладки
Постоянная ссылка
Все материалы в хронологическом порядке

Добавить свой комментарий:

Чтобы добавлять свои комментарии, необходимо зарегистрироваться!
Недвижимость в Калининграде и Калининградской области





 

 

 

Стоимость квартир на вторичном рынке в Калининграде и по России в июле 2014г.

  Калининград по России
Сред. цена , руб. за кв.м.
57847
57401
Изменение цены
за месяц

+0,74%

+0,3%
Изменение цены
c начала года

+14,28%

+4,22%
Изменение цены
за год
+14,52% +7,78%

 

Коммерческая недвижимость
Горячие предложения. Продажа

 
Здание недострой
г. Светлогорск. Проект туристического комплекса
 
Производственная база
г. Гурьевск
 
Нефтебаза, площадка №1
г. Советск
 
Нефтебаза, площадка №2
г. Советск

Регистрация, перерегистрация ООО и ИП
Калининград, Яналова, 42, каб. 46
8 (4012) 95-62-62
8 (4012) 77-62-61
kc_svet2009@yandex.ru

Подробнее

Поиск недвижимости в Москве и России



© 2007-2013 gorodkanta.ru
Учредитель: ООО «Издательство
«СМИ Экспертов»

Ремарка: создание сайтов
236023, Калининград,
ул. Яналова, 42, каб. 47
Телефоны: (4012) 93-00-01
8-963-292-87-87
Факс: (4012) 95-00-87
E-mail: marketing@gorodkanta.ru
Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-32396 от 09 июня 2008 г

Rambler's Top100
Условия цитирования материалов

Возрастная категория сайта 18+
Анализ тиц и пр